Тадаши Судзуки: Как сыграть бога

О методе Судзуки ходят сказания далеко за пределами театральной Японии. Если в двух словах - суть в том, чтобы иметь такую концентрацию всех чувств, чтобы среагировать на режиссера в любую минуту и в любой ситуации.

Спектакль "Сирано де Бержерак" режиссера Тадаши Судзуки

Если в трех - то это целая философия: как держать эмоции под тотальным контролем, сколько тренировать тело, ежедневно работая над собой, зачем отдавать все свое жизненное пространство театру и аккумулировать для театра всю свою живую энергию…

В год своего 25-летнего юбилея, международная Театральная олимпиада-2019 впервые в истории проходила одновременно в двух странах - России и Японии. Один из ее учредителей - японский режиссер Тадаши Судзуки представил в Санкт-Петербурге "Сирано де Бержерака" как историю самурая и драматурга, пишущего перед смертью пьесу о собственной жизни. Под финал Года театра Тадаши Судзуки рассказал "Российской газете", почему Роксана в его японском спектакле говорит по-русски, а Шекспир в его театральном центре в Тога звучит всегда сразу на нескольких языках, - все говорят на своем языке и о своем?..

Две Театральные Олимпиады в Петербурге и Японии, они перекликались, были созвучны?

Тадаши Судзуки: Если рассматривать, предположим, кинофестивали, там достаточно взять пленку с фильмом и повозить ее по странам, чтобы все всё смогли увидеть. В театре такое невозможно, ехать со спектаклем - трудоемкий процесс. Если театральная постановка сегодня имеет огромный успех, то привезти ее куда-то удается только года через два, - такие законы гастрольного планирования. Но мы стараемся сократить этот разрыв. Благодаря Театральной олимпиаде спектакли, которые любят в России, в Петербурге, показать в то же время в Японии. И задача театрального олимпийского движения, которое мы основали, заключается в том, чтобы зрителей разных регионов, будь то Европа или Азия, познакомить с работами режиссеров других стран. Но не в кино на пленке, а именно с живыми людьми. Кино - это техническая энергия, на экране ты можешь увидеть только тень человека, а театр - это живая энергия многих людей.

Вы разработали "грамматику ног" и теорию баланса тела, с помощью которой достижение идеального психологического состояния - на сцене ли, в жизни ли, - уже не кажется сегодня утопией. А провозглашенный лозунг "Культура - это тело!" развили в целую философию актерского существования, познать которую стремятся актеры многих театров мира...

Тадаши Судзуки: Многие думают, что драматический театр заключается главным образом в словах. Я считаю, это ошибка. И слова - их смысл, и движение тела одинаково важны. Культура тела необходима для актера прежде всего потому, что позволяет ему свободно действовать на сцене и естественно апеллировать своими репликами. Публика ведь тоже собирается посмотреть и на физическую сторону актера. Если тело человека непривлекательно, для артиста это минус. Театр можно сравнить со спортом, и актер, как и спортсмен, должен быть подготовленным, можно сказать, атлетом.

Я видела идеальные партитуры тел ваших актеров в спектакле "Сирано де Бержерак". Удивительный момент - застывшие, как скульптуры, женщины, которые долгое время оставались неподвижны, стоя на одной ноге на стульях в самых невероятных позах. Это вне физических возможностей человека. Что вы с ними сделали?

Тадаши Судзуки: Это один из элементов тренинга. Есть специальный метод актерского мастерства (Suzuki Method of Actor Training - прим.ред.), они ежедневно им занимаются. Идеальные актеры должны быть как прекрасные греческие статуи, но которые двигаются. То есть в какой бы момент движение у них ни происходило, баланс тела должен оставаться таким же, как и у статуи. И в случае необходимости, они могут застыть так же, как статуя, сохраняя баланс. И в этом положении, то есть овладев статикой античной скульптуры, они должны говорить замечательные тексты таких авторов, как, например, Ростан или Чехов...

Почему об этом спрашиваю. Сегодня каждый бежит, каждая секунда - какое-то движение, зачастую сумбурное и хаотическое. У вас - миг застыл и мир пришел к осознанию своего настоящего, истинного ритма. Вы ставите спектакли - почти медитации. Насколько вы лично в обычной жизни можете позволить себе взять паузу, выделить время для самоуспокоения, самоусовершенствования или просто отдыха? Какая максимальная роскошь часов или дней, что вы можете уделить самому себе сегодня?

Тадаши Судзуки: Я, конечно, постоянно очень занят, но - ментально. Больше всего занята моя голова. Что касается моего тела… Я живу в маленькой деревушке глубоко в горах, где у меня шесть театров, и там же находится мой дом. "Не достиг успеха в столице, спрятался в горах", - некоторые японцы так про меня думают. Но это был мой принципиальный выбор.

Когда у меня есть возможность немного отдохнуть в этой прекрасной обстановке, я позволяю себе сделать паузу. Наверное, самое главное - то, что я не на кого-то работаю, а сам создаю свой образ жизни, то есть живу так, как я считаю нужным. И занимаюсь любимым делом. А это очень важно.

Актеров вашего театра, которые работают с вами постоянно, можно назвать вашими учениками, людьми одного вероисповедания?

Тадаши Судзуки: Они и мои ученики, и мои соратники. Мы живем, как семья. Практически не расстаемся. Это не репертуарный театр, но актеры находятся на постоянных окладах. Что позволяет им не отвлекаться на другие занятия… Кроме того, что они играют у меня, они нигде не снимаются - ни на телевидении, ни в кино. Они только мои артисты, играют только в моих спектаклях.

Сколько их?

Тадаши Судзуки: Сейчас "на зарплате" 30. Я плачу им ежемесячно, даже если они не играют в спектаклях, но они все равно там живут. Это члены труппы, а летом я приглашаю еще примерно столько же актеров на временную работу, они приезжают из Токио или еще откуда-то. Но когда я их позову, они тут же все собираются.

Актриса, которая у вас играла Роксану, родом из Грузии, заканчивала Вахтанговскую школу. Она из числа приглашенных?

Тадаши Судзуки: Она живет и работает в Москве. Наполовину русская, наполовину грузинка. В 2006 году Юрий Петрович Любимов пригласил меня поставить спектакль у него в Театре на Таганке с его артистами, и предложил тогда на главную роль Электры молодую Нану Татишвили, которая только что закончила училище. Нана приезжала в Японию, в Тогу, проходила тренинг. Это была наша первая совместная работа, потом она сыграла еще в "Короле Лире", в "Сирано".

Мелодика ее речи получилась очень специфическая. Вам удалось придать русскому языку интонацию японского.

Тадаши Судзуки: Подача голоса тоже входит в систему воспитания артистов. В процессе занятия тренингом голос такой глубокий изнутри становится. Наверное, вы заметили, что кроме мелодики речи и движения были достаточно плавные. И Нана (Татишвили - прим.ред.) двигалась, как японская артистка. Но все равно для японцев она - иностранка, русская.

Шла будто музыкальная симфония, где у каждого была своя партия. На драматическом спектакле я даже искала глазами дирижера, - думала, он где-то рядом... Юрий Петрович Любимов пользовался фонариком в Театре на Таганке. Что делаете вы?

Тадаши Судзуки: Много репетирую. Артисты запоминают свои партитуры телом.

Сколько времени вам нужно потратить, чтобы спектакль достиг идеальной формы?

Тадаши Судзуки: Все зависит от спектакля. Например, "Сирано" я продолжаю совершенствовать уже десять лет. А на первую репетицию начального варианта "Сирано" потребовалось полгода. Когда партитура уже определена, требуется меньше сил - например, месяца три.

В Японии Роксана у вас тоже говорит по-русски. Как это воспринимается? Как инородное тело?

Тадаши Судзуки: Но она и так француженка в спектакле, а не японка. Кстати, мой "Король Лир" идет всегда на пяти или шести языках - в зависимости от международного состава артистов. Каждый говорит на своем языке, но они говорят на одном дыхании. "Сирано" же - спектакль о том, что человек преклоняется перед представительницей другой культуры. И то, что она другая, не странно.

Для меня это был спектакль о том, что человек преклоняется перед своим идеалом. Что он придумал себе эту Роксану, и она более воображаемое создание, чем кто бы то ни был.

Тадаши Судзуки: Абсолютно правильно.

Поэтому Сирано мы слышим, а Роксану в основном видим. Как явление призрака...

Тадаши Судзуки: Или как иллюзию, которую он себе создает.

Сыграть иллюзию, идеал, перевоплотиться в призрака или даже бога - это сложнее, чем сыграть живого, реального человека сегодня в театре?

Тадаши Судзуки: Намного труднее. Потому что у них нет никаких бытовых движений. Им нужно вставать на котурны намного выше, чем обычным людям.

Вам в жизни, не в голове, встречались люди, которых вы могли бы назвать своими богами? Настолько уважаемы не обществом вообще, а лично вами?

Тадаши Судзуки: Мы часто пытаемся вообразить себе такого человека. Как правило, это те люди, которых уже нет с нами. Которые умерли…

Если соглашаться, что театр - это модель мира, люди театра могут изменить мир?

Тадаши Судзуки: Скорее, театр может изменить не мир, а сознание каждого отдельного человека.

На вечер, на месяц? Навсегда?

Тадаши Судзуки: Театр может помочь человеку. Лично на моем примере - то, что я занимаюсь театром не в столице, а в горах, я тем самым стараюсь изменить шкалу ценностей по отношению к образу жизни. И по отношению к театру, который может существовать не только в больших городах и столицах. Ведь можно жить и заниматься искусством не только в крупном городе.

Дословно

* Вы не замечали, что люди, которые имеют странность, недостаток, те и привлекательны… А если посмотреть на всю драматургию, начиная с античности - все герои - либо сумасшедшие, либо сплошные убийцы - возьмите Медею, Эдипа… Или даже Чехова - нигде нет позитивных посылов, ничем хорошим его пьесы не заканчиваются. Или Достоевского... Вероятно, они были позитивными людьми, но писали на негативных эмоциях.

* Роксаны никогда не было! Она возникла в воображении мужчины по имени Эдмон Ростан. А вообще держаться на расстоянии от любимой женщины - верный способ сохранить душевную чистоту в жизни для настоящего мужчины.

* Профессионал - человек, который не зависит от случайных настроений и физического состояния, кто в любое время может сконцентрироваться и выполнить свою работу.

* Художнику нужно время для репетиций, медитаций и отдыха. Режим актеров Театра Тога - они играют не больше 50-60 дней в году, но им гарантирован большой оклад круглый год, так что они могут позволить себе тратить много энергии на самосовершенствование и тренинги.

* Человек не может жить только философствованием, ему нужна реальная цель. Нет цели - происходит распад, невозможность встречи с миром. Не жить с чужой целью - вот проблема…

Визитная карточка

Тадаши Судзуки - один из учредителей Международной Театральной Олимпиады, режиссер, педагог, теоретик театра, председатель Японского театрального центра.

В Москве ставил "Короля Лира" Шекспира во МХАТе им. Чехова и "Электру" Софокла в Театре на Таганке. Японскую деревню Тога, где находится Театр Судзуки, превратил в крупнейший центр театрального паломничества, создав там масштабный комплекс из шести театров, репетиционных залов и офисов, расположенных в реликтовом парке. Перфекционист в работе, проповедник пластического театра, приверженец сюрреалистического, он знает ответ на вопрос: что делать, когда надо играть бога или призрака, как создать новый образ, не похожий ни на что, и какие реальные взаимоотношения реальных людей могут всегда пригодиться в театральной практике. Посвященные в его уникальный метод актерского мастерства (Suzuki Method of Actor Training) считают, что одно из ключевых отличий театра Судзуки - это работа с живой энергией, которой с развитием технологий у нас становится все меньше и меньше.

В рамках Олимпиады во Владивостоке проходил актерский тренинг Школы Судзуки.

"Метод Судзуки помогает активизировать ощущение энергии в теле, а для актера живая энергия необходима, ведь именно ею он должен заражать зрителей", - делали выводы участники.

Справка "РГ"

Следующая Театральная олимпиада может пройти в Венгрии в 2023 году. О готовности ее провести объявили генеральный секретарь по культуре министерства социального развития Венгрии Петер Фекете и художественный руководитель венгерского Национального театра Аттила Виднянский. Свою просьбу они адресовали Международному комитету Театральной олимпиады в лице ее основателя и президента Теодороса Терзопулоса, а также единственному члену Международного театрального олимпийского комитета от России - режиссеру, художественному руководителю Александринского театра Валерию Фокину.

В 2019-м году Театральная олимпиада стала одним из главных событий Года театра в России. Участие в ней приняли 82 театра из 22 стран. Помимо России, это Япония, Китай, Индия, Финляндия, Дания, Польша, Румыния, Венгрия, Греция, Италия, Германия, Франция, Великобритания, Испания, Бельгия, Нидерланды, Швейцария, Канада, Израиль, Литва, Австрия. В рамках олимпийской программы выступили 51 иностранный и 31 российский коллектив. 37 спектаклей были показаны в России впервые.

Программа гастролей национальных театров России объединила коллективы из Якутска, Казани, Улан-Удэ, Уфы, Элисты, Грозного и Петрозаводска.

Спецпрограммы и проекты Театральной олимпиады в России прошли в 26 городах 8 федеральных округов: Москва, Санкт-Петербург, Владивосток, Хабаровск, Магадан, Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск, Екатеринбург, Казань, Кострома, Ярославль, Псков, Великий Новгород, Сочи, Рязань, Владикавказ, Новосибирск, Калининград, Петрозаводск, Ижевск, Саратов, Ульяновск, Керчь, Севастополь, Симферополь, Ялта.

Более 480 событий посетили более 100 тысяч зрителей. Помимо этого, 70 трансляций спектаклей Олимпиады на официальном сайте и в социальных сетях набрали более 12 миллионов просмотров.

Девиз Международной театральной олимпиады-2019 - "Творить, объединяя" (Creating Bridges). Цель - объединение разных театральных школ, диалог их основателей как между собой, так и со зрителями, которым довелось увидеть наиболее полную и яркую картину современного театрального процесса.

В 2019-м, в год 25-летия со дня основания, Театральная олимпиада проходила в 9-й раз и впервые в двух странах - в России и в Японии. Между странами была организована взаимная обменная программа. Япония была представлена в Петербурге двумя спектаклями Тадаши Судзуки, а Россия представила в Тоге постановки Александринского театра и уникального национального ансамбля горлового пения из Тывы "Алаш".

В рамках программы Олимпиады в "Артеке" каждую смену проходили мастер-классы ведущих творческих специалистов Александринского театра и преподавателей Российского государственного института сценических искусств (РГИСИ) - режиссеров, историков театра и театроведов, драматургов, художников, саунд-дизайнеров, педагогов по движению, речи и вокалу. В работе Олимпийской молодежной площадки участие приняли более 6000 артековцев.

Основным городом проведения Театральной олимпиады в России стал Санкт-Петербург, а ее основной площадкой и главным соорганизатором - Александринский театр.

В Петербурге программа Международного комитета Театральной олимпиады-2019 собрала лучшие спектакли мировой сцены. Были представлены постановки таких театральных мэтров, как Роберт Уилсон, Кристиан Люпа, Хайнер Гёббельс, Теодорос Терзопулос, Саймон Макберни, Димитрис Папаиоанну, Андрей Щербан и Тадаши Судзуки. Всего в программу Международного комитета Олимпиады вошли 27 спектаклей из 16 стран, в том числе постановки из Канады, Германии, Великобритании, Греции, Китая и Индии. А начиналась Театральная олимпиада-2019 в Дальневосточном федеральном округе специальной программой, включивших в себя 12 показов спектаклей российских и иностранных театров, мастер-классов и театральной лаборатории.

Источник: «РГ»
Текст: Ирина Корнеева