Георгий Данелия: «‎Что есть дружба?»

Разделяем невыносимую боль родных из-за ухода из жизни великого волшебника кино и просто редкого Человека нашего времени. Скорбим вместе с Вами.

Семья Любимовых

Георгий Данелия: отрывок из книги «100 современников о Юрие Любимове»

Когда в 1976 году мы сдавали фильм «Мимино», начальство сделало два замечания: убрать эпизод «Разговор
Валико с Тель-Авивом» и убрать из разговора по телефону с Ларисой Ивановной слова «Театр на Таганке». «Разговор с Тель-Авивом» нам удалось отстоять, а «Театр на Таганке» — нет: очень уж не любила советская власть самый популярный в стране и за его пределами любимовский Театр на Таганке.

К Юрию Петровичу Любимову я всегда относился с большим уважением. И даже с удивлением. Поначалу не связывая его свободный и честный Театр на Таганке с образом красавца актера, которого знал по кино. Он поражал своей отвагой и достоинством. Каждый спектакль был открытием и вызовом дремлющему обществу.

Он необыкновенным образом воплощал на сцене самые острые и важные для меня — зрителя — произведения литературы и драматургии. Прочитанная им классика превращалась в невероятно острое, трудно проходимое, но совершенно необходимое зрителю действие.

Я был хорошо знаком с Юрием Петровичем, восхищался его спектаклями, любил бывать у него в знаменитом кабинете с автографами замечательных людей на стенах, но близки мы не были.

И вот общий друг — великий итальянский поэт, сценарист и художник Тонино Гуэрра — пригласил нас в Римини на празднование своего восемьдесят восьмого дня рождения. Нас поселили в знаменитом «Гранд-отеле», который многие помнят по фильму «Амаркорд»1, и мы стали видеться каждый день. Гуляли по парку, пили кофе и разговаривали, разговаривали…

В этих итальянских беседах обнаружилось, что в наших взглядах много общего. Мы почти не спорили. Только слушали друг друга. Я проникся доверием к Любимову и подарил ему книжку стихов моего ушедшего сына Коли.

Юрий Петрович прочитал и сказал, что хочет стихотворением Коли «Серые мечтатели» предварить свой новый спектакль. В Москве, на премьере, спектакль начался со слов, написанных моим сыном. Меня это тронуло до слез.

И я понял, что Юрий Петрович Любимов не только великий художник и отважный гражданин, но еще и очень близкий мой друг