Живая Таганка, Ведомости, (28.09.2007)

Шерсть для занавеса в «Гамлете» пришлось доставать через председателя Совмина Косыгина: оказалось, это стратегическое сырье Владимир Высоцкий с гитарой выходит на авансцену и исполняет «Гул затих. Я вышел на подмостки» — идет спектакль «Гамлет». Он же, во френче, вместе с Валерием Золотухиным и Борисом Хмельницким, в руках у которого аккордеон, поет революционные куплеты в фойе театра перед началом «Десяти дней, которые потрясли мир» — камера останавливается на их молодых лицах, потом скользит по стоящим вокруг зрителям, радостным, задумчивым. А вот совсем недавняя съемка: Юрий Любимов репетирует «Горе от ума» и заразительно объясняет скрытой за кадром исполнительнице роли Софьи, как той нужно играть ее «ломучую» героиню.
Объемистый том, вышедший в издательстве «Новое литературное обозрение» аккурат к 90-летнему юбилею Юрия Любимова, состоит из огромного числа документов и свидетельств истории Театра на Таганке. Есть здесь и фрагменты статей лучших критиков с описанием спектаклей (эти тексты, в свою очередь, уже давно сами стали классикой), и стенограммы репетиций, и письма зрителей — знаменитых и безвестных. Но все-таки видеозаписи, собранные на прилагающемся к изданию DVD, впечатляют сильнее всего. Несмотря на то что многие из них хрестоматийны. Впрочем, так всегда и бывает с театром, где самое важное — живой контакт актера и зрителя: можно прочесть множество описаний и остаться равнодушным. А можно, скажем, посмотреть сцены из «Доброго человека из Сезуана», с которого в 1964 году и начался театр Юрия Любимова, — и этого будет достаточно, чтобы ощутить не только лаконичную красоту легендарной постановки, но и ее неожиданную сегодняшнюю актуальность.
Однако новая книга о любимовской «Таганке» — это в первую очередь «личное дело» из той, советской эпохи. Ее детали и обстоятельства понемногу выветриваются из памяти, а иным из читателей так и вовсе не известны. В книге они собраны, реконструированы и систематизированы (есть даже глава «Что не устраивало чиновников», где претензии цензуры к театру разложены почти по полочкам). Все нашло здесь свое отражение: подробные истории запретов или переделок спектаклей; сложные стратегии защиты, которые каждый раз приходилось выстраивать театру и его друзьям; письмо Любимова Брежневу в конце 60-х, когда казалось, что «Таганку» закроют; секретные документы ЦК КПСС («Следует отметить, что во время встреч и бесед Ю. П. Любимов вел себя вызывающе, пытался вести разговор в недопустимо оскорбительных тонах», — докладывал министр культуры СССР Демичев в 1981 году). И даже чисто бытовые трудности: скажем, шерсть для знаменитого занавеса в «Гамлете» пришлось доставать через председателя Совмина Косыгина — оказалось, что это стратегическое сырье.
Изучив досконально обстоятельства этих давно минувших битв, можно закрыть книгу и поехать к зданию на Таганской площади смотреть «Антигону» или «Суф(ф)ле», «Хроники» или премьеру «Горе от ума». Потому что, по счастью, детище Юрия Любимова из тех театров, которым удалось избежать опасности стать памятником самому себе.

Е. Абелюк, Е. Леенсон при участии Ю. Любимова «Таганка: личное дело одного театра». — М. : «Новое литературное обозрение», 2007

Александра Машукова

28.09.2007