Благотворительный фонд
развития театрального искусства Ю.П. Любимова

Таганка. Исключение из правил, Гуля Балтаева, Вести, (23.04.2004)

Ровно 40 лет назад студенты Щукинского театрального училища показали искушенному столичному зрителю спектакль по Брехту «Добрый человек из Сезуана» в постановке Юрия Любимова. Публика была потрясена. Так родился театр-легенда — Театр на Таганке.

Выспаться — единственное желание актеров, администраторов и Юрия Любимова. Готовится юбилейная премьера — все-таки 40 лет театру, который показывал жизнь гораздо реалистичнее, чем все, что в этой жизни происходило. В конце 80-х журналистам, работающим в Москве, коллеги первым делом советовали идти в Театр на Таганке. «В театр Юрия Любимова ходили постоянно, чтобы ощутить, какие были чувства людей, понять, что по-настоящему было в голове», — вспоминает писатель Джульетто Кьеза.

Первый же спектакль запретить хотели пожарные — зрителей на «Доброго человека из Сезуана» собралось в 2 раза больше, здание грозило обвалиться. С тех пор без аншлага не проходил ни один показ. «Нам казалось 20 лет назад, что мы обеспечены аншлагами до пенсии. Мы всегда были винтиками в театре одного режиссера», — говорит актер Валерий Золотухин — один из немногих из легендарного первого призыва таганковцев.

Кого не устраивало, уходили. Остались самые верные. «Актеры без руки режиссера никуда не денутся, они просто этого не понимают, — уверен Юрий Любимов. — Это совсем разные профессии. Хотя я сам из артистов, но я же переменил профессию. А они хотят и тут и тут. Не бывает. Не усидишь, понимаете ли, на трех стульях одним задом».

Таганка и Любимов — настолько неразделимые понятия, что великий Эфрос, заменивший режиссера в годы эмиграции, сейчас воспринимается приглашенным на время режиссером. Любимов, по его собственным словам, «выстриг, как проплешину на голове арестанта, другую театральную эстетику», за что травили и загоняли. В итоге выдавили из страны. Сейчас он вспоминает это с юмором, но 20 лет назад готов был от тоски по дому, по Таганке, умереть. А сам он стал отцом для многих из актеров. Если бы не Юрий Петрович, говорила Марина Влади, Володя Высоцкий бы ушел из жизни гораздо раньше.

Даже в юбилейных разговорах он предпочитает говорить о будущем. Сегодняшнюю премьеру (спектакль «Идите и остановите прогресс» по поэзии Хармса, Заболоцкого и Введенского — Прим. ред.) обсуждать отказывается: приходите — увидите. «Это просто кусок нашей культуры, который взяли и выбили, — объясняет Юрий Любимов. — Вам бы уничтожили позвоночник один — вы же исказились бы? И действительно, остались вы с дядей Степой».

Любой театр может жить не больше 20 лет, однажды вывел классик. Быть может, Таганка — исключение из правил. Лишний билетик пытаются достать здесь и сейчас.

Гуля Балтаева, 23.04.2004