Рецензия портала «Ведомости» о выставке «Любимов и время»

Выпуск №4397 от 31.08. 2017
Юрий Любимов – выдающийся режиссер с мировым именем, реформатор русского театра. Он сам и его легендарные спектакли стали частью отечественной истории, мифа шестидесятых. Казалось бы, человек, которому в этом году исполняется 100 лет, в истории и должен оставаться. Годы славы любимовского Театра на Таганке, когда он был властителем дум и местом встречи советской интеллигенции, отделяют от наших дней десятилетия. И выставка «Любимов и время. 1917–2017. Сто лет истории страны и человека» задумана как воскрешение прошлого. Но так случилось, что отношения театрального режиссера и государственной машины вновь в центре внимания. И Любимов опять актуален. Существование театра под пристальным присмотром моралистов, желание регулировать его деятельность, взгляд на сценические эксперименты как на идеологически вредные и опасные – с этим жил Любимов, так же живут и современные режиссеры, ищущие в искусстве нового.

Выставка в Музее Москвы начинается с кумачовых транспарантов со словами Любимова о том, что художнику и власти лучше держаться друг от друга подальше. Ему это не удавалось – одни спектакли Таганки закрывали, другие заставляли переделывать, самого режиссера лишили советского гражданства и тем театр погубили. Четыре года Любимов не приезжал в свою страну. «Вот и закончилась двадцатилетняя борьба с обалдевшим советским правительством», – писал он сыну. Но Любимов вернулся, а обалдевшее правительство сгинуло вместе с обреченным государством.
Однако выставка, куратором которой стала вдова режиссера Каталин Любимова, рассказывает прежде всего о театре, не о политике, о том, что было создано, а не вопреки чему. Транспаранты после любимовских слов транслируют лозунги революционные, из легендарного спектакля «Десять дней, которые потрясли мир». Премьера его состоялась 2 апреля 1965 г. и вызвала фурор, не понятный тем, кто не видел чинных традиционных советских постановок о революции.

Выставку придумал театральный художник Алексей Трегубов – и сделал это по сценическим законам. В пространстве огромного музейного зала он выстроил коридор с зеркальными стенами, разделенный на несколько театральных сцен, посвященных любимовским постановкам. Сцены эти почти пустые, минимум реквизита – только намек на спектакль. Перед легендарным вязаным занавесом из «Гамлета» – могила, из такой, наверное, доставали череп бедного Йорика. Но рядом показывают хронику похорон Владимира Высоцкого, когда к театру стояли толпы народа и портили праздник Московской олимпиады 1980 г. Это прощание власти инкриминировали Любимову как несанкционированную демонстрацию. Так что могила получилась двусмысленная.

На огороженных сценах 10 дней будут идти спектакли по мотивам таганкинских «Десяти дней», тогда, наверное, пространства оживут и художническое решение будет оправдано. А пока мощь, наступательную энергию любимовских спектаклей доносит до зрителей только голос Высоцкого, отчаянно орущего монолог Гамлета. Десятилетия назад ревнители театральной нравственности попрекали Любимова этими криками, как сейчас корят режиссеров «голыми задницами», ничего другого не замечая.
Документальная часть выставки с несколькими личными вещами (знаменитый фонарик, которым режиссер пользовался как дирижерской палочкой, записная книжка, очки и шляпа) и синхронизированной хроникой жизни Юрия Любимова и страны, отделена от театральной. Эта историческая часть лаконичная, события отмечены парой предложений. Каталин Любимова говорит, что очень хотела сделать выставку понятной для молодежи. Но телеграфные надписи ничего о трагедиях и конфликтах времени не говорят. Если еще вначале коллективизация и связывается с судьбой раскулаченного деда Любимова, то наше время отмечено признанием народом достижений нынешнего президента и столетием банка – генерального спонсора выставки, словно одним из важных достижений Юрия Любимова было получение звания почетного вкладчика.

Выставка «Любимов и время» сделана изобретательно, выстроена сложно. Здесь предусмотрен и неожиданный зрительский выход на сцену, и копия стены с автографами из кабинета на Таганке. Звукозаписи театральных репетиций режиссера и фрагментов из поставленных им в театрах мира опер можно послушать через наушники. На экран проецируются фотографии Любимова в кино, на сцене и в жизни рядом с лучшими его современниками – друзьями и соратниками по работе над спектаклями. Все очень современно, модно, насыщенно. Единственное, чего не хватает, – это духа его времени и еще драмы, конфликта, напряжения, а без них сцена не оживает.