Благотворительный фонд
развития театрального искусства Ю.П. Любимова

Деревянные кони (1974)

Премьера «Деревянных коней» состоялась 23 апреля 1974 года — в десятилетний юбилей театра. «Этот спектакль буквально вырвали у начальства, — вспоминает Ю. П. Любимов, — вот на этом самом месте, в моем кабинете Федор Александрович вскочил и закричал — да я весь израненный, — как это я свою родину не люблю! Может, это вы настоящие патриоты, а не я?! Отчаянно сражался за свое детище. Кое-чем пришлось пожертвовать — не смогли отстоять сцены, связанные с коллективизацией, о которой было сказано в последнем варианте лишь намеком. Но в целом основную концепцию спектакля удалось сохранить».

Ф. Абрамов
ДЕРЕВЯННЫЕ КОНИ

Сценическая композиция — Ф. Абрамов, Ю. Любимов
Постановка и режиссура — Ю. Любимов
Художник — Д. Боровский
Композитор — Н. Сидельников
Москва, Театр на Таганке

Премьера 16 апреля 1974 года

«Деревянные кони» Ф. Абрамова, 1974, Юрий Любимов, Рассказы старого трепача, [2001]

Рассказы старого трепача

Этот спектакль буквально вырвали у начальства. Я помню, как в моем кабинете Федор Александрович вскочил и закричал — да я весь израненый, — как это я свою родину не люблю! Может это вы настоящие патриоты, а не я?! Отчаянно сражался за свое детище. Кое-чем пришлось пожертвовать — не смогли отстоять сцены, связанные с коллективизацией, о которой было сказано в последнем варианте лишь намеком. Но в целом основную концепцию спектакля удалось сохранить.

Юрий Любимов, 2001

«Деревянные кони», © Архангельская областная научная библиотека им. Н. А. Добролюбова, [2010]

Федор Абрамов и театр

Федор Александрович Абрамов боялся перевода своей прозы на язык театра, кино, телевидения. Он часто отказывал работникам кино и театра или долго отговаривал сценаристов и режиссеров, стремившихся создавать кинофильмы, телеспектакли, пьесы по его произведениям. Он боялся упрощения многопроблемной прозы в инсценировках, неточности и легковесности воссоздания жизни на сцене. А если давал разрешение, то пристально следил за судьбой своих произведений, героев на сцене — бывал на репетициях в разных городах, приезжал на премьеры, высказывал свое мнение, заинтересованно говорил об удачах или просчетах, хвалил или «разносил».

К инсценировкам своих произведений писатель относился столь же строго и беспощадно, как и к собственному творчеству. И все же, несмотря на «строптивость» автора, многие произведения его были инсценированы: «Безотцовщина», «Деревянные кони», «Пелагея», «Алька», в том числе и все четыре романа- «Братья и сестры», «Две зимы и три лета», «Пути-перепутья», «Дом».

Последняя часть тетралогии — роман «Дом» — одна из лучших книг Федора Абрамова — больше всего привлек театры. В разных постановках «Дом» шел на сценах Москвы, Ленинграда, Ярославля, Архангельска, Новгорода, Тамбова, Кишинева, Алма-Аты. Наибольшую радость принесли писателю три постановки: «Дом» в Малом драматическом театре Ле-нинграда (1980), «Братья и сестры» в учебном театре при Ленинградском театральном институте (1978-1979) и «Деревянные кони» в Театре на Таганке (1974).

«Деревянные кони»

«Я не обижен вниманием театров, — говорил Абрамов, — все мои крупные вещи идут на сцене. Первая, самая дорогая для меня вещь, которую я вспоминаю с особым счастьем, — это „Деревянные кони“ на Таганке. На моей Любимой Таганке».

Федор Абрамов с Любимовым вместе начали работу над новой для театра постановкой о русской деревне по рассказам писателя — в работе театрального коллектива появилась новая тема. Это соавторство стало началом долгой работы. Премьера «Деревянных коней» состоялась 19 марта 1974 года — в десятилетний юбилей театра. Проход из фойе в зрительный зал на этом спектакле был оборудован через сцену по специально сооруженному мостику. Зрители поднимались по нему в правую кулису сцены под настоящие деревенские сени, просторные и чистые, с ситцевыми занавесями до пола. Минуя их, зритель попадал в жилую половину крестьянской избы — светлую горницу с берестяными туесами и прочей хозяйственной утварью на полках и по углам. Журналы тех лет пишут, что режиссер Юрий Любимов первым из зрителей прошел через сцену в зал, сел в дальнем ряду. Таким образом, все зрители, пришедшие на спектакль, оказывались как бы гостями на деревенских посиделках. Здесь за неторопливыми северными разговорами перед зрителями проходили три женских судьбы: Василисы Милентьевны (Алла Демидова), Пелагеи (Зинаида Славина)и Альки (Нина Чуб).

Василису Милентьевну играла актриса Алла Демидова, играла ее без грима и внешних приспособлений Сама актриса вспоминала, как трудно вначале давалась ей эта роль, не на чем её было строить, пока случай не свел её в скверике с двумя старушками. Она хотела с ними познакомиться, но ведь не подойдешь, не скажешь: я играю вот такую старуху как вы, расскажите мне о своей жизни. Пока однажды, они сами не присели рядом на скамейку, разговорились. Одна разговорчивая, сразу же все выложила про себя и свою жизнь, другая сидела молча, тихо, только трет палкой о снег. Вставляла фразы в разговор неторопливо, помолчав. Она и слушала и не слушала, у нее была какая-то мысль своя, но думает ли она или говорит, но только тогда она смотрит на людей, когда какой-то интересный вопрос или её что-то удивляет. «А я в своей Мелентьевне, вспоминала Алла Демидова,- на репетициях все время вертелась, головой кивала. Перед спектаклем, когда зрители рассаживаются по местам, сижу за кулисами в костюме моей Мелентьевны и вспоминаю их, двух старух одиноко бредущих по аллее и свою владимирскую бабушку-старообрядку, у которой в детстве жила в эвакуации, как она молилась перед закатом, вспоминаю добрые поступки людей, с кем встречалась и иду на сцену».

2010