Каталин Любимова: «Жизнь моего мужа была построена на искренности»

Публикуем текст интервью со ссылкой на газету:

В честь столетия со дня рождения Юрия Любимова в Москве, Санкт-Петербурге и на родине режиссера в Ярославле пройдут выставки, спектакли, концерты, научные конференции, будет издана книга воспоминаний современников, а также диск с записью стихотворений в исполнении режиссера. О предстоящих мероприятиях «Известия» поговорили с вдовой Юрия Любимова и главной вдохновительницей торжеств Каталин Любимовой.

— В программе запланировано множество обучающих мастер-классов и лекций. Возможно ли, обнаружив алгоритм работы Любимова с артистами, передать этот опыт молодым актерам и режиссерам?

— Безусловно, записи репетиций Юрия Петровича могут служить обучающим материалом, поскольку каждая его репетиция была своего рода мастер-классом.

— Какие еще мероприятия запланированы?

— В Музее Москвы почти два месяца будет проходить посвященная Юрию Петровичу выставка, там же состоятся разные перформансы, а в Центре документального кино запланированы встречи под названием «Беседы о Юрии Любимове».

Юрий Петрович всегда плотно работал с композиторами, художниками — так вот, они будут рассказывать о том, как работали с Любимовым. Это театральные художники Борис Мессерер, Зиновий Марголин, композиторы Владимир Мартынов, Павел Карманов, режиссеры Максим Диденко, Кирилл Серебренников...

— В 2015 году была учреждена премия Юрия Любимова, которую вручают людям разных профессий. Это была идея Юрия Петровича?

— Да, он сам хотел учредить ее, но не успел. Юрий Петрович много помогал и театру, и тем людям, которые в этой помощи нуждались. Премия — общественная, не театральная: театральных премий очень много, не хотелось бы повторяться.

Поскольку Юрий Петрович больше всего ценил профессионализм, не только в актерах, но и в людях вообще, премия вручается тем, кто показал всему миру, чего можно добиться работой на совесть, отдачей всего себя любимому делу. Это может быть и академик, и слесарь.

Первая по счету премия была вручена историку и политологу Алексею Арбатову, также в числе лауреатов был композитор Владимир Мартынов, с которым Любимов последние 16–17 лет работал, скульптор Леонид Баранов. Вторая премия присуждалась таким уважаемым, всеми нами любимым людям, как Ирина Антонова, Евгений Миронов, известнейший нейрохирург мирового масштаба Александр Коновалов. Следующее вручение состоится 30 сентября в Большом театре.

— Выставка в Музее Москвы, которая откроется уже в конце августа, называется «Любимов и время. 100 лет истории страны и человека». Вы таким образом хотите подчеркнуть его место в нашей истории?

— А как вы думаете? Творчество Любимова нельзя извлечь из контекста истории. Это единственный способ показать его время и человека в нем. Человека, который во всех своих ипостасях старался быть полезным стране, в которой родился.

— Мы знаем Юрия Любимова по театральным работам, а каким он был в жизни?

— В такой профессии, как режиссер, не обойтись без юмора, сарказма, иначе спектакли не будут такими занимательными. Он был человеком большой культуры, необыкновенно начитанным и любящим жизнь…

— Смотрите ли вы спектакли современных режиссеров? Можно говорить о влиянии на их манеру театра Любимова?

— Конечно, спектакли других режиссеров, отдельные мизансцены нередко напоминают постановки Юрия Петровича. Говорю не в упрек — напротив, это прекрасно. К своему удивлению, я обнаружила такие влияния в «Конармии» Максима Диденко, которого и пригласила делать перформансы на выставке, посвященной Любимову, в Музее Москвы.

— А на Таганке часто бываете?

— Нет, я на Таганке не бываю. Театр, который создал Любимов, закончился для меня с его уходом. Но я благодарна им за те мероприятия, которые они проводят в его память.

— Известно, что Юрий Любимов интересовался историей России, часто ставил русскую классику.

— Он считал, что русская литература — самая богатая. Его прежде всего занимали русская классика, дальше уже добавлялся и мировой классический репертуар. Иногда он ставил и произведения современников — таких как Юрий Трифонов, Федор Абрамов, Борис Можаев, но если брался за актуальную литературу, то это были только лучшие авторы.

Кроме того, Любимов создал поэтический театр, например, спектакль «Павшие и живые», где он использовал стихотворения фронтовых поэтов. Многое еще предстоит изучить — Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, первые спектакли 1960–1970-х годов…

— На базе Высшей школы экономики даже организовали лабораторию по изучению наследия Любимова.

— Да, и там работают очень квалифицированные люди: театроведы, литературоведы… Целый пласт абсолютно не изучен — например, как создавались сценарии Любимова. Ведь он никогда не ставил пьесу как таковую, а брал литературную основу и сам делал сценарии. Читать и изучать их очень интересно и полезно.

— Как вы считаете, что отличает Любимова от других режиссеров? В чем феномен любимовского театра?

— Вся жизнь моего мужа была построена на искренности. Он просто не умел фальшиво подавать идеи, даже если у него из-за этого потом были проблемы. Кроме того, его отличала невероятная работоспособность и, конечно, полное владение своим ремеслом.

Он, будучи сам актером, очень серьезно относился к этой профессии. Он прекрасно читал стихи, обращая внимание на знаки препинания, поскольку считал, что от ритма зависят акценты и в конечном счете — содержание. Сегодня многие не придают ритму значения, поэтому рушится внутренняя музыка, сам алгоритм стихотворения.

Любимов был уверен, что поставить серьезный спектакль можно только самоотверженным трудом, поэтому в театре не может быть такого, чтобы режиссер или актер посмотрел на часы и сказал: «Мое рабочее время закончилось».

А еще Юрий Петрович всегда говорил, что театра не может быть без дисциплины, иначе получится не спектакль, а хаос. И всю жизнь сражался с людьми, которые этот хаос создавали.