Официальный архив информации о Юрии Любимове

Официальный архив (наша Википедия) о Ю. Любимове содержит достоверную и самую полную информацию о жизни и творчестве режиссера Юрия Любимова. Архив о режиссере собран благодаря деятельности семьи Юрия Петровича, при участии Проектной лаборатории ВШЭ по изучению творчества Юрия Любимова и режиссерского театра XX-XXI веков.

Биография

Биография режиссера Ю.П. Любимова: детство и юность, служба в Ансамбле НКВД, роли в театре и кино, режиссура на Таганке, эмиграция и возвращение, личная жизнь.

Узнать биографию

Книги

Полные тексты книг о Юрии Любимове: подлинные мемуары режиссера с откровениями о жизни и творчестве, воспоминания коллег и друзей, анализ творчества Мастера от театроведов.

Читать книги

Актерские работы в театре

Яркие и харизматичные роли Любимова в театре: студенческие дебюты на сцене МХАТ-2, дипломный спектакль в театре Вахтангова, спектакль «Егор Булычев» и получение Государственной Премии СССР.

Смотреть роли в театре

Актерские работы в кино

Популярные роли Любимова в кино: летчик Лярошель в «Беспокойное хозяйство», Пятница в «Робинзон Крузо», Андрей в «Кубанских казаках», Бенедикт в «Много шума из ничего» и другие.

Смотреть роли в кино

Постановки в театре на Таганке

Режиссерские постановки Любимова в театре на Таганке: первый спектакль по Брехту «Добрый человек из Сезуана», знаменитые спектакли с Высоцким и многие другие.

Смотреть спектакли

Постановки в других театрах

Режиссерские постановки Любимова в других театрах России: балет Ярославна, оперы «Пиковая дама», «Князь Игорь», спектакли «Бесы» и «Школа жен», а также многие другие.

Смотреть спектакли

Архив фотографий

Фотографии Юрия Любимова из личного и семейного архива. Фотографии отсортированы по годам, есть возможность посмотреть редкие архивные кадры из рабочей жизни режиссера.

Смотреть фото

Архив видеозаписей

Архив интервью и фильмов, посвященный творчеству Юрия Любимова. Материалы отсортированы по годам, есть возможность посмотреть редкие архивные видео из рабочей жизни режиссера.

Смотреть видео

Интервью

Самая полная подборка интервью Юрия Любимова, сделанная в различные годы жизни. Редкие интервью коллег, друзей и семьи режиссера о деятельности Мастера. Материалы отсортированы по годам.

Читать интервью

Воспоминания

Самая полная подборка воспоминаний о творческом пути и постановках Мастера. Высказывания Бориса Зингермана, Давида Самойлова, Татьяны Бачелис и других.

Читать воспоминания

  • Имя: Юрий Любимов (Yuri Lyubimov).
  • Дата рождения: 30 (17 по старому стилю) сентября 1917 года.
  • Дата смерти: 5 октября 2014 года.
  • Похоронен: Москва, Донское кладбище.
  • Семейное положение: был женат на Каталин Любимовой, сын Петр.
  • Награды и премии:
    • Народный артист Российской Федерации (1992).
    • Лауреат Сталинской премии II степени (1952).
    • Государственной премии России (1997).

Юрий Любимов — биография

Юрий Петрович Любимов — советский и российский театральный режиссёр, актёр и педагог, реформатор российского театра. Родился 17 (30 по новому стилю) сентября 1917 года в Ярославле.

Родители Любимова

Отец — Любимов Пётр Захарович, окончил реальное коммерческое училище, имел статус богатого купца. Мать — Любимова (Бородашкина) Анна Александровна, педагог младших классов.

Старший брат — Давид, младшая сестра — Наталья. Подробнее о детских годах Ю.П. Любимова можно посмотреть на этой странице.
В 1922 году семья переехала в Москву.  Когда Любимов был маленьким родителей арестовали. Семья получила статус «неблагонадежных» и будущий режиссер оказался ущемленным в правах. В 1934 году был принят в студию при МХАТе 2-м. На сцене этого театра в 1935 году он сыграл свою первую роль в спектакле «Мольба о жизни». В 1936 году театр был закрыт, и Любимов перевёлся в Театральное училище имени Б. В. Щукина при Театре им. Вахтангова, которое окончил в 1939 году.
Участвовал в Советско-финской войне. В период с 1941 по 1945 год в составе Ансамбля песни и пляски НКВД выступал на линии фронта. Был награжден:

  • Медаль «За оборону Ленинграда» (1943 год),
  • Медаль «За оборону Москвы» (1944 год),
  • Медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1945 год),
  • Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1946 год),
  • Медаль «В память 800-летия Москвы» (1947 год).

В 1946 году Любимов был принят в труппу Театра им. Вахтангова. В 1959 году он дебютировал как режиссёр, поставив пьесу А. Галича «Много ли человеку надо». С 1953 года преподавал в училище имени Щукина. Узнать подробнее о студенческих годах и службе Любимова Юрия в армии можно здесь.

В 1952 году Ю. Любимов удостоился присуждения Сталинской премии второй степени за роль Тятина в спектакле «Егор Булычов и другие» М. Горького (Государственный академический театр имени Е. Вахтангова).

В 1954 получил звание Заслуженный артист РСФСР. В 1963 году  поставил студенческий спектакль «Добрый человек из Сезуана» по пьесе Бертольта Брехта «Добрый человек из Сычуани». Спектакль имел успех. Режиссер получил предложение стать художественным руководителем Театра на Таганке. Труппу театра составили молодые студенты, игравшие в его спектакле «Добрый человек из Сезуана».

Среди лучших постановок  — «Жизнь Галилея» Б. Брехта, «Гамлет» У. Шекспира (1971) в главных ролях — Владимир Высоцкий, «А зори здесь тихие...» по повести Б. Васильева, поэтические представления «Павшие и живые», «Послушайте!», «Товарищ, верь...». Смелые и новаторские спектакли Любимова получили большую известность  во всём мире. Таганка получила название «остров свободы в несвободной стране». Спектакль по роману Достоевского «Преступление и наказание», показанный в 1983 в Лондоне, был удостоен премии Evening Standard.

Эмиграция Юрия Любимова

После смерти Владимира Высоцкого, в 1980-е годы,  политическая обстановка вокруг театра на Таганке стала накаляться. Советская власть запретила спектакль, посвящённый памяти артиста. Был запрещен спектакль «Борис Годунов» (1982 год), а также репетиции булгаковского «Театрального романа» (1983 год). В 1984 году Юрий Петрович Любимов был лишён гражданства СССР после публикации в газете «Times» в 1984 году интервью, в котором режиссёр высказывал свою точку зрения по поводу культурной политики в СССР.
Причиной опалы была гражданская позиция Любимова, а поводом стала роль Любимова в организации похорон Владимира Высоцкого. Любимов многое сделал для становления творческой личности Высоцкого. Высоцкий посвятил Юрию Любимову несколько песен, в том числе — «Ещё не вечер», «Як — истребитель» и «Юрию Петровичу Любимову с любовью в 60 его лет от Владимира Высоцкого», с известным рефреном: «Скажи ещё спасибо, что живой».

Раскол в Театре на Таганке

В мае 1988 года Любимов вернулся в Москву. 23 мая 1989 года Юрию Петровичу вернули советское гражданство, а его имя вновь появилось на афишах Таганки в качестве художественного руководителя. Были восстановлены запрещённые спектакли «Борис Годунов», «Владимир Высоцкий», «Живой».

Однако когда режиссёр решил вернуться навсегда, к нему вдруг резко остыли. В театре на Таганке вспыхнул острый конфликт, и последовал раскол, в результате чего отделилась часть труппы под руководством Николая Губенко. Они образовали новый театр — «Содружество актёров Таганки», и разместились в новом здании Театра на Таганке. Любимов вместе с оставшимися актёрами и сотрудниками театра создал новую команду Театра на Таганке и продолжил работу в старом здании на Земляном Валу.

В 1992 году Любимов удостоен звания народного артиста Российской Федерации. Любимов — сторонник контрактной системы и жёсткой дисциплины в театре. По его убеждению, качество хорошего режиссёра — беречь талантливых актёров, применять к ним индивидуальный подход; а актёр должен либо выполнять требования режиссёра, либо уходить, не нарушая дисциплину в театре. 7 декабря 2010 года, на вручении премии «Звезда Театрала», Любимов впервые объявил о своём желании уйти в отставку с поста художественного руководителя Театра на Таганке. Своё решение он объяснил конфликтом с Департаментом культуры Москвы. В июне 2011 года на гастролях в Чехии актёры театра прилюдно потребовали от Любимова отдать им гонорар за сыгранный спектакль. Желание актёров обидело режиссёра и побудило его подать заявление об отставке. 6 июля 2011 года Департамент культуры Москвы сообщил об освобождении Любимова от должности художественного руководителя и директора Театра на Таганке по собственному желанию. Главный режиссёр покинул Театр на Таганке 16 июля, не попрощавшись с актёрами. За ним последовали два актёра театра: Дмитрий Межевич и Алла Смирдан, а также несколько административных работников. После этого Любимов сообщил о своих творческих планах: поставить оперу «Кармен» и спектакль «Бесы».
23 октября 2012 года стало известно, что Любимов находится в московской городской клинической больнице № 23 с сердечным приступом. За медицинской помощью он обратился ещё 12 октября. Тогда он жаловался на одышку, недомогание и боли в сердце. Несмотря на проведённый курс интенсивной терапии, 30 октября режиссёр впал в кому. Вечером 31 октября режиссёр вышел из комы и 26 ноября выписался из больницы после полутора месяцев лечения.

На декабрь 2012 года была запланирована премьера оперы Александра Бородина «Князь Игорь» в Большом театре в постановке Любимова, однако из-за болезни режиссёра дата премьеры была перенесена на июнь 2013 года. Премьера оперы «Князь Игорь» в постановке Любимова на исторической сцене Большого театра состоялась 8 июня 2013 года. Билеты на все представления были проданы задолго до премьеры, интерес был великий, а зал аплодировал стоя.

Как отмечали критики, «виден стиль Любимова: лаконичный, чёткий»: постановка значительно отличается от прежних версий (её назвали «Любимовским князем Игорем»), сокращена на 1,5 часа и совпадает с видением самого Бородина. С середины июня 2013 года режиссёр отдыхал, проходил восстановительный курс, давал мастер-классы и готовился к новому оперному проекту в Италии, близ Болоньи, где и отметил своё 96-летие. 20 мая 2014 года в театре «Новая опера» состоялась премьера оперы-буфф «Школа жён» по комедии Мольера в постановке Любимова (музыка Владимира Мартынова). 2 октября 2014 года режиссёр был срочно госпитализирован в Городскую клиническую больницу им. С. П. Боткина в тяжёлом состоянии с диагнозом «сердечная недостаточность». Юрий Петрович Любимов скончался 5 октября 2014 года в 11:40, во сне, на 98-м году жизни. 8 октября 2014 года в театре им. Е. Вахтангова прошла церемония прощания с режиссёром. Похоронен Юрий Любимов на Донском кладбище.

Юрий Любимов — личная жизнь

Первый раз был женат в студенческие годы на своей однокурснице, к сожалению брак быстро распался. От второго брака есть сын Никита. В течение 1959-1975 годов состоял в гражданском браке с актрисой Людмилой Целиковской. Они вместе играли на сцене Вахтанговского театра. В 1978 году женой Любимова стала венгерская переводчица и журналистка Каталина (Катарин) Кунц. Они познакомились в 1976 году, во время гастрольного тура театра на Таганке в Венгрии. Затем Каталин приехала в Москву как собственный корреспондент венгерского журнала «Фильм, театр и музыка». Свадебное торжество проходило в Венгрии. Вместе супружеская чета прожила более тридцати лет. В 62 года Юрий Петрович стал отцом — 25 сентября 1979 года в Будапеште родился их сын Пётр.

Юрий Любимов. Таганка — жизнь моя

Юрий Любимов. В гостях у Дмитрия Гордона. Интервью 2007 год

Сенсационная беседа Ю. Любимова с Е. Понасенковым

Ars Poetica

Юрий Любимов: Искусство которое мне интересно

Искусство театра лишь тогда вызывает живое эхо, когда оно рассказывает о самом волнующем и насущном. Я стремлюсь, чтобы каждый мой спектакль не оставлял людей равнодушными к жизни общества, откровенно смеясь над тем, что меня возмущает, и утверждая со всей искренностью то, что мне представляется правдивым и честным. Однако быть правдивым – это высокое мастерство. Искренность дается лишь благодаря граненой технике. Потому, каждый спектакль, каждый поиск того, как «мысль разрешить», неотделим для меня от поисков современной эстетики. На мой взгляд, в образном языке сцены должна найти выражение та конденсированность событий, которая характерна для нынешней жизни. Театр, который мне интересен, тяготеет к поэзии, с ее насыщенностью образами и щедростью воображения, смелыми сопряжениями далекого и близкого, исторического и интимного. Пастернак называл метафору «скорописью духа», мгновенным и сразу понятным озарением. Я также ищу метафорические, наиболее действенные приемы для выражения своих мыслей и чувств и рассчитываю на творческую активность зрителя. Художественное своеобразие, не оригинальничанье, а жизненная необходимость. Ромен Роллан был прав, предостерегая художника: «Если тебе нечего сказать – молчи!». Но как будет говорить тот, кто не знает, как сказать то, что ему хочется? Косноязычие в искусстве может обернуться пародией на те идеи, которые таким образом высказываются, так же, как буквальное перенесение реального явления на сцену может обернуться ложью. Когда Коклен заснул на сцене, критики написали, что он разучился правдоподобно изображать храпящего. Правда театра в вымысле: «Над вымыслом слезами обольюсь...». Искусство говорит образами, и я пытаюсь дать не точную, подобную посмертному слепку копию жизни, а ее сгусток, ее наиболее яркие грани.

Театр не для слепых, это искусство не только слышимое, но и видимое. Меня увлекает возможность найти в пьесе не только смысловой, но и чисто театральный, зрительный ход. Мысль выражается не только словом, но и телом. Театр – искусство синтетическое, он вбирает в себя не только литературу, но и живопись, скульптуру, музыку, игру света... Подобно тому, как в поэзии рифмуются, обретая единство, различные понятия, на сцене сочетаются свет и слово, ритм и пластика. И этот язык сценических композиций говорит очень многое.

Как известно, смешение угля и селитры дает порох. Я тоже стремлюсь к взрывчатым сочетаниям сценических элементов, желая, чтобы они дали вспышку, озаряющую все вширь и вглубь, бросающую яркий свет на душевную жизнь человека. Мне кажется, новое легче искать на стыке жанров. Творчество – это, как говорил Маяковский, «езда в незнаемое», открытие нового. За линией рампы вещи, явления, люди должны сбросить стертые оболочки, поражая нас своей новизной. Отметая привычное, искусство стремится к существенному. Форма – это наиболее выразительный способ говорить правду, это предельная острота идеи, способная пробить броню равнодушия. Быть может, мне еще потому чужды так называемые бытовые формы театра, что я не приемлю спокойно-созерцательное отношение к жизни. Не уступать обстоятельствам, не поступаться своими жизненными принципами ради стандартных норм, которые подчас диктует нам окружающий мир. Несмотря на трудности, твердо верить в свой путь. Только все это может дать удовлетворение в жизни, только это наполняет жизнь смыслом и содержанием. В поисках этого пути я и хотел бы прожить оставшиеся годы. Для меня являются единым целым высота помыслов и высота мастерства, глубина содержания и глубина формы. Повторяю, только зная, ЧТО говорить и КАК говорить, художник имеет право требовать к себе внимания.

Юрий Любимов.

Il Teatro ci può toccare profondamente e provocare una risposta viva soltanto quando affronta e racconta le cose, le situazioni autentiche, la nostra vita. Il nostro sforzo tende a far si che ogni spettacolo coinvolga lo spettatore e lo renda partecipe alla vita della società; mettiamo in ridicolo le cose che ci indignano e portiamo avanti con tutta sincerità quel­lo che per noi e onesto e veritiero.La Verità, pero, e questione di alto mestiere. La Sincerità si ottiene soltanto attraverso una tec­nica perfetta. Perciò ogni spettacolo, ogni ricerca su come «risolvere il pensiero», e inseparabile dalla ricerca dell' estetica moderna. A nostro parere, il linguaggio espressivo del pal­coscenico deve riflettere il concentrato degli eventi che e proprio della vita odierna. Il Teatro e attratto dalla poesia, con la sua moltitudine di immagini e generosità di immagi­nazione, con i suoi accostamenti audaci tra ciò che e vicino e ciò che e lontano, tra la storia e la quotidianità. Pasternak definiva la metafora teatrale «scrittura veloce dello spirito», illuminazione istantanea di immediata comprensione. Noi cerchiamo gli artifici metaforici più consoni ad esprimere pensieri e senti­menti, contando sulla partecipazione attiva e creati­va degli spettatori. L'unicità artistica non e originalità a tutti i costi, ma una necessita vitale. Romain Rolland aveva ragione, quando avvertiva l'artista: «se non hai niente da dire-tacii». Ma in che modo parlerà colui che non sa esprimere quello che vuol dire? Il cattivo uso del lin­guaggio artistico può facilmente diventare parodia delle idee in quel modo espresse, cosi come la traspo­sizione letterale dell'evento sul palcoscenico più rive­larsi una menzogna. Quando Coquelin si addormen­to sulle scene, i critici scrissero che non riusciva più a rappresentare in modo veritiero un uomo che russa. La verità del teatro e nell'invenzione: «sopra l'inven­zione mi cospargerò di lacrime...» (Puskin) L'arte parla per immagini e noi cerchiamo di rappresentare non l'esatta e particolareggiata verità della vita, come se fosse una maschera funebre, ma il suo con­centrato, i suoi lati più espressivi. Il Teatro non e per i ciechi, in quanto e arte non -solo da ascoltare, ma anche da vedere. Quel che mi intriga nel Teatro e la possibilità di trovare non soltanto una soluzione al significato, ma anche una soluzione puramente teatrale, visiva.I pensieri si esprimono con le parole, ma anche con il corpo. Il teatro о un arte sintetica che com­prende non solo la letteratura, ma anche la pittura, la scultura, la musica, il gioco delle luci... Come nella poesia, concetti diversi, rimando, acquistano unita -cosi, sul palcoscenico, si combinano luce e parola, ritmo e plastica dei movimenti. E questo linguaggio delle composizioni sceniche dice moltissime cose. Come si sa, dalla miscela di carbone e salnitro nasce la polvere da sparo. Anche noi cerchiamo combi­nazioni esplosive di elementi scenici, cerchiamo la vampata tale da illuminare tutto in largo e nel pro­fondo, gettiamo luce vivissima sulla vita spirituale dell'uomo. Mi sembra che trovare il nuovo cavalcan­do i generi sia più facile.La creatività artistica e, come dice Majakovskij, «un viaggio nell' ignoto». Oltre la linea della ribalta, gli eventi, gli decadimenti, gli uomini devono abban­donare gli involucri consunti, vestirsi di cose nuove e stupirci con la loro novità. Spazzando via il «già visto», l'Arte aspira all' essenziale. La forma e il modo più espressivo per dire la verità, e la punta dell'idea in grado di perforare la corazza dell'indifferenza. Forse per questo mi sono cosi estranee le forme del teatro di costume, perche non accetto di osservare la vita senza partecipazione emozionale e creativa. Non arrendersi alle circostanze, non rinunciare ai propri principi per le norme standard che spesso ci impone II mondo circostante. Credere nella propria strada nonostante le difficolta. Solo questo può dare soddisfazione, solo questo riempie la vita di signifi­cati e contenuti. Proprio alla ricerca di questa strada vorrei dedicare gli anni che mi rimangono.Unione indissolubile tra profondita di pensiero ed elevatezza di mestiere; escavazione di contenuti e profondita della forma. Ripeto — solo sapendo CHE COSA dire e COME dirlo, l'artista ha il diritto di chiedere attenzione per se stesso.

YURIJ LJUBIMOV
Ars Poetica

Only when it speaks about the most vital and essential issues does the art of theatre stir the audi­ence.I want all my performances to shake the spec­tators' indifference towards society by ridiculing all that outrages us and affirming open-heartedly all that seems true and honest.However, being truthful is a great art. Sincerity can only be achieved by means of elaborate tech­niques. Each performance, each attempt at «giving expression to thought» is therefore for us strongly connected with a quest for new aesthetics. I believe that the metaphoric stage language should reflect the compression of events in modern life. My theatre tends towards poetry with its con­centration of images and unheeded flight of imagi­nation, its daring juxtaposition of past and present, the historic and the intimate.Boris Pasternak called metaphors the «cursive of the spirit», a sudden and immediate illumination. We are also on the look-out for the most striking metaphors to express our thoughts and feelings, and we count on the creative cooperation of the audi­ence.Artistic individuality is not a whimsical desire to be original at all costs but a vital necessity. Romain Rolland was right when he warned the artist: «lf you have nothing to say, stay silenti» But how can an inarticulate person speak? In art, confused articula­tion can make a parody of ideas instead of express­ing them, just as a literal transposition of a real event onto stage can turn out to be a fake.When Coquelin really fell asleep on stage the crit­ics wrote that he failed to snore realistically. The truth of the theatre is in make-believe: «Imagined lines will make me weep...» (Pushkin). Art speaks the language of images, and instead of making an accu­rate copy of life, similar to a posthumous cast, we try to reveal its concentrated essence, its most expres­sive facets.Theatre is not for the blind, it is an art meant for both the ear and the eye. Besides interpreting the meaning of a play, I am fascinated by the possibility of giving it a purely theatrical, visual interpretation. A thought can be expressed both linguistically and physically. Theatre is a synthesis of literature, art, sculpture, music, stage lights... Just as different notions are united in poetry by rhyme, we find light and word, rhythm and movement united on stage. And this language of stage composition can be very revealing.A combination of carbon and saltpeter is known to produce gunpowder. I also aim at explosive combinations of scenic elements, hoping that their sudden interaction will illuminate everything in width and depth throwing a bright light on the inner life of man. It seems to me that it is easier to find new solu­tions at the junction of genres.The creative process is, as Mayakovsky once put it, «a ride into the unknown», a discovery. Objects, events and people when placed before the footlights cast off their musty appearances, and surprise us by their novelty. By dismissing the habitual, art aims at the essential. Form is the most expressive way of telling the truth, it is the quintessence of an idea brought to its extreme, capable of breaking through the armour of indifference. Perhaps another reason why I feel so alienated from the so-called common forms of theatre is that I don't accept the calm and contemplative attitude towards life. One should not give in to circumstances, and give up his life princi­ples for the standards often dictated by society. In spite of all difficulties one ought to believe firmly in his destination. Only this can give satisfaction in life and fill it with meaning. I would like to spend my remaining years fulfilling this destination.

I don't distinguish between the greatness of ideas and the greatness of skill, the depth of mean­ing and the depth of form. I repeat — it is only by knowing WHAT to say and HOW to say it that the artist acquires the right to attention.

YURI LYUBIMOV