МИРОВОЙ ПРЕМЬЕРОЙ СПЕКТАКЛЯ «СТАРИК И МОРЕ» В СТОЛИЦЕ ЗАВЕРШИЛСЯ ЧЕХОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ

Громкие премьеры и новые имена - в столице завершил работу Чеховский фестиваль, который в этом году отметил 25-летний юбилей. В программе были представлены 22 спектакля из 15 стран.

И закончился международный театральный смотр ярким аккордом - премьерой постановки-перфоманса «Старик и море» по произведению Хемингуэя от всемирно известного режиссера Анатолия Васильева, где блестяще сыграла выдающаяся актриса Алла Демидова.

Премьерный показ — всегда волнения, ожидания, тем более, когда он памяти режиссера, учителя, друга. К 100-летию со дня рождения любимого Юрия Любимова поставили повесть Эрнеста Хемингуэя.

Старик и море — представление необычное. Во-первых, это спектакль-читка: вот стул и стол рассказчика. Им будет выдающаяся актриса Алла Демидова. А во-вторых, это спектакль-перфоманс: море Хемингуэйя переливается прямо в зрительный зал. И что появится из его пучин — загадка от режиссера Анатолия Васильева.

«Каждый из нас был связан с Юрием Петровичем по-разному, и мы приготовили эту вещь «Старик и море». И это наш поклон этому человеку», - говорит режиссер Анатолий Васильев.

Ее голос не смолкает. Два часа, один на один с залом и культовым текстом. Алле Демидовой 80. Признанный мастер художественного чтения передает всю глубину трагедии Старика, покачиваясь будто в лодке на сценическом стуле.

«Тут многое сделано как бы цитатой Любимова. Световой занавес, например. Ну, и потом вообще привязанность к литературным текстам: он в общем один из первых стал делать это на сцене. Прозу Можаева, прозу Абрамова», - рассказывает народная артистка РСФСР Алла Демидова.

Борьба в океане — в океане жизни, что ведет каждый из нас. Где победитель может быть побежденным. Философская точка юбилейного Чеховского фестиваля.

Теперь уже можно обернутся и сказать: четверть века встретил достойно. Фестиваль открылся «Волшебной флейтой» - спектакль будто мультимедийный комикс. Узнаваемо-экстравагантный стиль берлинской «Комише опер».

А представители Азии всегда в рамках национальных традиций. Будь то история о девушке-войне Мулань, приехавшая с Тайваня, или корейский театр современного танца под руководством молодого хореографа Ким Чже Дока - дебютант фестиваля, набирающий мировую известность.

А привезти на Чеховский хулиганские «Три сестры», где Ирине на день рождения дарят блендер, а Наташа в освободившейся комнате открывает солярий.

«Для нас играть Чехова и играть его в Москве - это и честь, и мечта, которая, наконец, реализовалась. В репертуаре нашего театра уже были чеховские "Чайка", "Вишневый сад", который мы назвали "Вишневым джемом", - рассказывает режиссер и хореограф (Лос-Анджелес) Тина Кронис.

Таким может быть театр — показывают режиссеры из разных уголков мира.

«Для меня лучший спектакль — это умный спектакль, когда ты выходишь не опустошенным или подавленным, а наоборот, обогащенным. Если зритель почувствовал себя интеллектуалом — это правильный театр!» - считает режиссер Робер Лепаж (Канада).

И если утонченный Робер Лепаж открыл путь в Россию 10 лет назад, то всемирно известный Филипп Жанти — почти 40 лет назад. Первые гастроли еще в 1978 году.

«Внутренние пейзажи» стали пятыми по счету, привезенными благодаря многолетней дружбе француза и Чеховского фестиваля.

Ведь внуку Чарли Чаплина, озорному выдумщику Джеймсу Тьере хватило раза, чтобы понять: почему он будет приезжать сюда вновь и вновь.

«Я полюбил борщ. Он такой вкусный! А если серьезно — с самого первого приезда, я почувствовал глубокую любовь русских к театру, к нашему ремеслу. На фестиваль хочется возвращаться и быть на высоте!» - говорит режиссер Джеймс Тьере.

«Все гости, которых мы звали, своих друзей, они приехали, выступили замечательно. И что еще считаю очень важно: прошел наш зритель, и молодой, и пожилой, и среднего возраста. Все, кто любят по-настоящему театр и Чеховский фестиваль», - отмечает генеральный директор Чеховского фестиваля Валерий Шадрин.

Здесь мог потеряться самый искушенный театрал и наоборот удачно заглянуть случайный зритель. Театральный натиск с аншлагами и продолжительными овациями стих до следующего Чеховского фестиваля.